23:48 

Подарок

Hidan-chan
Все, блядь, больше не матерюсь. Заебало!
Название: Подарок.
Автор: Hidan-chan
Фендом: Наруто
Бета: нет беты. Кончилась.
Дисклеймер: Я не хочу приплетать сюда Масаши Кишимото. Мне стыдно его сюда приплетать, в конце концов он не виноват, что у меня сегодня день ностальгических соплей.
Рейтинг: низкий - никакой НЦы, даже поцелуев в лоб не найдёте, есть лишь пара матов (хотя в принципе близкие отношения между бессмертными в моих фиках предполагаются по умолчанию)))
Пейринг: Какузу/Хидан
Жанр: POV Какузу, ангст, щедро усыпанный ромашками
Размещение: отпишитесь на U-mail - просто чтоб я знала, где устранять свидетелей моей минутной слабости)))
Состояние: закончен
Размер: мини.
Саммари: Рождество



Моему напарнику посвящается))
Идея пришла спонтанно - мне просто вчера подарили вещь, которая вызвала приступ дичайшей ностальгии. Такую, знаете, чашку - когда переворачиваешь её вверх тормашками и пьёшь, звучит забавная писклявая музыка)) У меня почти такая же в детстве была, мелодия та же самая, только рисунок другой. Короче - "таперича не то что давеча", сопли умиления и тоски по безвозвратно ушедшему детству и всё такое. Плюс - вечерняя прогулка по новогоднему городу, замусоренному серпантином и увешанному разноцветными гирляндами, оказала своё тлетворное воздействие - я на один вечер стал жутко сентиментальным и скатился до ромашек)))
Да, и - концовка заметно рваная. Может допишу, может нет. Скорее всего, нет.
Короче.

- Чёртовы ублюдки. - Хидан сидел на подоконнике, покачивая ногой, и со смаком доедал большое жёлтое яблоко. - Когда-нибудь Джашин-сама покарает вас, язычники хреновы.
Я лежал в своей постели и от нечего делать наблюдал за ним. В комнате было темно - мы давно уже собирались спать - и разноцветные отсветы, падающие из окна напротив, окрашивали его попеременно то в синий, то в зелёный, то в жёлтый, то в красный цвета. Забавно.
- Почему ты называешь их язычниками, Хидан? Эти люди верят в одного-единственного бога.
Желтый Хидан повернулся ко мне, помолчал немного, став красным, затем - плавно и незаметно - синим.
- У них кроме бога всяких святых дохера. А это язычество.
Он был обозлён чем-то, и это было хорошо заметно. Вид людей - беззаботно шатающихся по улицам или суетящихся в преддверии праздника - действовал на него раздражающе. Подозрительно раздражающе.
Спорить не хотелось, я уже начинал понемногу усыпать, и никакого желания продолжать беседу не было. Спросил - просто так. Мы всегда ночевали в одной комнате, но ещё ни разу не пожелали друг другу спокойной ночи. Вместо этого обменивались короткими фразами, которые, мы оба прекрасно знали, в светлое время суток вполне могли перейти с спор и - иногда - закончиться рукоприкладством. Но сейчас, перед сном, каждый из нас просто подавал голос, и на этом всё заканчивалось. Мы настолько привыкли к этому, что не могли уснуть, не услышав: он - моих провокационных, с его точки зрения вопросов, я - его вялой и потому беззлобной ругани в ответ. Такая вот своеобразная идиллия.
Покончив с яблоком, он выбросил кочан прямо в окно, вытер пальцы о брюки, и уставился вниз, на улицу, по которой сновали прохожие. Негромко вздохнул, облокотился затылком о стену и прикрыл глаза.
- М-мм-ммм-м-мм - м-мм-мм-мм..
Началось.
Хидан иногда раздражал меня этим пением. Мог идти и тихо зудеть что-то себе под нос, не разжимая губ, до тех пор, пока я не просил его заткнуться - не то чтобы у него был такой уж паршивый голос или слух, просто мелодии он всегда выбирал (либо сочинял на ходу) до такой степени надоедливые и прилипчивые, словно специально хотел меня достать как можно быстрее и безошибочнее. Впрочем, я не был уверен в этом - когда я просил, он мог огрызнуться, но после этого пение сходило на нет очень быстро. Видимо, он и вправду находился на какой-то своей волне, с которой я его сбивал.
- М-мм-ммм-м-мм...
Мелодия была мне не знакома. Наивный безыскусный мотив, повторяющийся так часто, что уже через пару минут набивал оскомину. Какая-то детская песенка, наверное. Правда, ближе к середине она наливалась совсем не детской грустью - беспредметной, но ощутимой, и затем резко обрывалась на самой тоскливой ноте. Вначале Хидан подбирал каждую новую нотку неуверенно, словно вспоминал давно забытую мелодию и никак не мог вспомнить, потом, повторив несколько раз, всё-таки вспомнил, отчего его пение зазвучало немного естественней. Впрочем - не менее раздражающе.
- Хватит выть.
- А на хер бы ты не убрался. - голос напарника был полусонным, он даже не обернулся ко мне.
Как я и ожидал, он ещё немного помурлыкал себе под нос, потом затих. Слез с подоконника, с хрустом потянулся и юркнул под одеяло. Спустя пару минут его дыхание стало размеренным - Хидан усыпал моментально и спал крепко. Очень крепко и сладко. Совсем как человек с чистой совестью, промелькнуло у меня в голове. Посмеявшись немного своим не очень весёлым мыслям, я тоже вскоре уснул.


День прошёл незаметно. Мы по-прежнему отдыхали после миссии, практически никуда не выходя, чтобы не привлекать к себе излишнего внимания. Вечера были и скучными, и какими-то приятными одновременно. Хидан облюбовал себе место на всё том же подоконнике и не слезал с него, я устраивался с книгой неподалёку и в пол-уха слушал его ленивые комментарии по поводу того, что происходило на улице.
- Что это ты поёшь?
То ли настроение сегодня было подходящим - таким же беспредметно-тоскливым, то ли сам не знаю что, но сейчас меня вчерашняя мелодия почти не раздражала. Хотя, по моим приблизительным подсчётам, она успела повториться уже раз двадцать. Хидан поморщился.
- Не помню. Чёрт, прицепилась, как банный лист к заднице. По-моему, я её в детстве слышал. Ха, точно! Слышь, Какузу! - он засмеялся - прикинь, когда я ещё совсем мелкий был, у меня такая фишка была прикольная. Слушай, короче, может, ты видел - чашка такая, пока стоит на столе - ничего, а когда переворачиваешь, она пиликать начинает. Так там эта же мелодия играла, чтоб её! Мне её мать подарила на..
Он осёкся, а потом продолжил - каким-то не своим, немного осипшим голосом, суеверно взявшись за амулет на шее:
- Блядь, на вот этот вот ихний праздник. - он кивнул в сторону улицы - Я её потом раскурочил, хотел посмотреть, что там играет. А она - поломалась.
Последнюю фразу он произнёс так, словно со стороны чашки это было предательством.
- Я хотел бы услышать её ещё раз.


Я подержал дешёвую керамическую чашку в руках, перевернул ещё раз, прислушался. Дурацкий подарок, конечно, глупее не придумаешь, но..
- Заверните мне её.
Я сразу её узнал. Мелодия, которая не давала ни ему, ни, следовательно, мне покоя последние два дня - это была она. И в то же время не она - когда я, мысленно отсчитав первые две "строчки", приготовился к неожиданно-тоскливому повороту, она ничуть не изменила своего, скажем так, настроения - появилась лёгкая грусть, может быть, но не более. Я плохо разбираюсь в таких вещах, но разница была слишком ощутимой.
Хидан сам досочинил её. Забыл и нафантазировал, помня лишь то, что дальше она звучала немного печальней. И вложил в неё то, в чём не хотел, должно быть, признаваться даже себе.


- Держи. - Я поставил перед напарником бесформенный бумажный свёрток. Слишком уж бесформенный и безобразный - словно пытался этим немного сгладить свой глупый и в общем-то сентиментальный поступок. Хидан слегка вскинул бровь и, озадаченно хмыкнув, зашелестел плотной коричневой бумагой, извлекая содержимое на свет. Повертел чашку в руках, поставил на стол. Уставился на меня с напряжённой улыбкой, ухмыльнулся.
- И что?
- Переверни её.
Я отошёл к своему столу и, взяв первую попавшуюся книгу, раскрыл где-то на середине и притворился, что занят чтением. Не хотелось ни смущать напарника своим непосредственным присутствием, ни придавать всему этому какую-то особую значимость, оставив его одного в комнате. Так что я выбрал что-то посредине. Я занят чтением, Хидан, считай, что меня всё равно что нет. Примерно так.
Раздалась знакомая мелодия. Фанатик глупо, недоверчиво хмыкал, криво улыбался, но слушал. Молча. Дослушал до конца, перевернул и прослушал заново. И ещё раз.
- Это она?
Хидан помедлил с ответом, а когда заговорил, голос его зазвучал на удивление тепло:
- Ага. Она самая. Едрить твою, а я ведь так и думал, что дальше пел неправильно. Слышь, Какузу, ну ты мудила... За это Джашин-сама надерёт задницу и тебе, и мне заодно. Это ведь что, типа - подарок на Рождество?..

@музыка: Климбатика - Нам не поверят

@темы: Какузу/Хидан, фанfuckшн

URL
Комментарии
2012-01-17 в 09:20 

sansaka
Сумерки. Самое лучшее время суток и самое спокойное. Хотя и самое грустное, потому что означает конец дня и приближение ночи.
спасибо за столь теплый и милый фик)

2012-05-23 в 09:16 

ami91
Очень красиво и нежно. Автор, это что-то. Спасибо за чудо. Обалденно написано!

   

Immortal

главная